Business is booming.

В БРИКС идут те, кто хочет развиваться сам, а странам-халявщикам прямая дорога в «G»

В БРИКС идут те, кто хочет развиваться сам, а странам-халявщикам прямая дорога в «G»

Турция хочет вступить в БРИКС. Об этом в минувшие выходные заявил Хакан Фидан, глава МИД этой страны. Заявление прозвучало в ходе его визита в Китай, став, как минимум, сенсацией дня. Обсудить присоединение к набирающему в мире популярность политико-экономическому и культурному блоку турки, со слов Х. Фидана, собираются на расширенной министерской встрече, проходящей в российском Нижнем Новгороде.

Она началась в понедельник. Участвуют в ней мидовцы стран организации, созданной в 2006 году на Петербургском международном экономическом форуме Бразилией, Россией, Индией, Китаем и ЮАР. С января текущего, 2024-го, к «стартовой» пятерке добавилось ещё пять государств, давно просивших о членстве. Среди них богатейшие азиатские страны ОАЭ и Саудовская Аравия.

Более подробной информации, которая бы прояснила причины столь неожиданной «хотелки» турков, в мировые СМИ пока не поступало. Последует, видимо, после окончания нижегородского саммита.

Тем не менее, краткий спич официального представителя Анкары не остался без внимания. Директор департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова не замедлила с ответом. «Двери в БРИКС не являются закрытыми. Уже более 30 стран заявили о готовности выстраивать работу с содружеством», — сказала она. Добавив, что «Россия с уважением воспринимает суверенный выбор любой страны».

Да, но что подвигло Эрдогана и его команду на этот шаг? Прежде о желании сотрудничества в рамках данного объединения они в публичном поле даже не заикались. Куда рвались, так это в Евросоюз. Убили на это 25 лет! И только что не стенали в своих стремлениях «пробить» Брюссель, который регулярно обещал ускорить решение, но тем и ограничился.

Не помог турецкому лидеру и политический шантаж. Из недавних — вето на вступление в НАТО Швеции «до тех пор, пока нас не пустят в ЕС». Вето в итоге было снято. Скандинавы стали членами Альянса. А Турция так и не получила приглашения пополнить кампанию европейских союзников.

И вот теперь она стучится в БРИКС. В пику ли Старому Свету? Или (берите глубже!) своим нынешним заявлением подает некий сигнал Вашингтону с Москвой, чтобы, с одной стороны, усилить свои позиции в НАТО. С другой — в надежде на уступки России на постсоветском пространстве с перспективой на главенство в тюркском мире?

А если ни то, ни другое, ни третье, то что же тогда?

По мнению Ивана Стародубцева, известного российского политолога, живущего в Турции, там сейчас «колоссальные проблемы во внешней торговле — в вопросах платежей и взаимных расчётов; очень сильно ограничилась номенклатура торговли, которую пропускают турецкие банки».

Застопорились, по словам эксперта и договорённости с Россией. Не реализуется турецкий газовый хаб.

Свой взгляд на ситуацию у Андрея Бунича, политолога, экономиста, кандидата наук, многолетнего вице-президента Российского союза промышленников и предпринимателей.

«СП»: С чего вдруг Анкара запросилась в БРИКС? По принципу: в ЕС не приняли, так хоть сюда?

— Причина на поверхности: эта страна сейчас в очень тяжелом положении. Буквально на грани экономического кризиса. А, может, уже и за грань ступила. Там ведь не один год высочайшая инфляция. Она и привела к проблемам как в финансовых операциях, так и в торговле. Вот Эрдоган и ищет выходы.

Самый выгодный вариант для него — БРИКС, где лидируют экономически успешные государства — Китай, Россия, Арабские Эмираты, Саудовская Аравия. У всех них активное положительное сальдо. Они избыточны: получают больше, чем берут на мировом рынке. КНР, например, капиталы вывозит.

«СП»: Получается два центра влияния: Запад во главе с янки, и Восток?

— Именно! Разница между ними в том, что Восток успешен. А Запад, и с ним международная финансовая система, которую он выстроил, вся в долгах. Особенно большие долги у ЕС и США. Уже на самих себя у них нет средств. Как и у Турции, критически зависимой от движения мирового капитала. Непонятно, что с этим пузырем будет в перспективе. То есть, когда он лопнет? А то, что лопнет, сомнений нет.

С другой стороны — блок стран, которые объединяются потому, что у них во всем положительное сальдо — в торговле, по капиталам. Они обладают ресурсами, а, значит, и большими возможностями. У них сырье, промышленные базы. Эти страны хотят отделиться, уже отделяются от близких к банкротству западных, прежде всего, европейских. Зачем им содержать эту убыточную пирамиду?

Данная тенденция не может не влиять на Турцию. Тем более что там не могут не понимать: ни Европе, ни США они не нужны.

Ничего, кроме очередной порции долгов, не получат. А, войдя в БРИКС, есть шанс заделать свою финансовую дыру за счет лидеров организации.

«СП»: Но турки — члены военного блока НАТО…

 — Да, это проблема. Неясно, насколько государства-члены БРИКС, занимающие в большинстве своем независимую политическую позицию, готовы принять в свое объединение страну с таким, извините, «клеймом». Непростой вопрос.

Но тенденция ясна: многие в мире хотят присоединиться к содружеству Бразилии, России, Китая, Индии, ЮАР et cetera, увидев в нем перспективу.

«СП»: Приятно слышать от специалиста, что наша страна в числе экономических лидеров мира, однако верится с трудом. Достаточно посмотреть на ценники в магазинах, на тарифы в платежках ЖКХ…

— Тем не менее, это факт. Объективно российская экономика, если оценивать по покупательной способности населения и по темпам роста, четвертая-пятая в мире. Она может ещё улучшить эти показатели, потенциал огромный. Особенно в сравнении с западной экономикой, которая кроме как захватом других стран и систем развиваться не может.

А, например, Индия, хоть по объемам и крупная страна, но у неё отрицательное сальдо. Потому и значительно меньшее влияние в мире. При этом она может погашать свои долги не с помощью Запада, а благодаря взаимодействию со странами БРИКС.

Так же и Турция, которая сейчас зависит от международного капитала, может там снизить свою зависимость, а здесь получить ресурсы. Не говоря уже о том, что страны-члены БРИКС могут позволить себе отделиться от той токсичной части мирового рынка, что погрязла в долгах. Что постепенно и происходит. Это противостояние между странами, у которых есть реальная экономика и плюсовое сальдо. И другими, живущими не по средствам.

«СП»: На Западе, помнится, очень нервно отреагировали на создание содружества во главе с КНР и РФ. Почему?

— Потому что понимали, что останутся с одними долгами. Категорически были против создания независимых расчетов, вообще каких-либо изменения в мировой торговле. Полагая, что сателлиты обеспечат им покрытие долгов. А те сами в ближайшей перспективе банкроты.

«СП»: Может ли Запад повлиять на работу, решения БРИКС?

— Если бы могли, давно бы это сделали. Сейчас идет медленное, но с нарастанием отсоединение стран от западной системы. Если кто-то где-то проворовался, то почему другие должны за них платить? Вот основная тенденция. Желающих вступить в БРИКС все больше. Организация постепенно приобретает статус альтернативного, или, как минимум, неформального ООН.

«СП»: Если и дальше так пойдут дела, не потеряется ли где-то на обочине мировой экономики, а с ней и политики, пресловутая «великолепная семерка» — G7, куда входят, как считается, ведущие «по всем статьям» страны мира? А с ней (или за ней) и G20?

 — G20 появилась в 2008 году. Инициаторами сего «клуба» стали члены G7 — в разгар кризиса, вызванного банкротством мирового капитала. И кризис этот до сих пор не разрешен. Организовали «двадцатку» те, кто набирал деньги в кредит — господа из G7.

Кредиты брали сами, а думать, как расплачиваться с долгами, предложили всем вместе, коллективно. Но оказалось — невыгодно. И вот эти две группы стали делиться. Одни остались кто в «двадцатке», кто в «семерке». Другие предпочли уж тогда заявивший о себе БРИКС. К нему теперь всё больше внимания. И, да, он может поспособствовать полному развалу, читай, существованию обеих «G». К этому всё идет.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.